конспект лекций, вопросы к экзамену

Ценности и «антиценности» в журналистской практике.

Ценностные ориентиры журналистики – интересная, но малоизученная область. Очень часто при исследовании журналистики учёные рассматривают по сути её ценности, но при этом пользуются различными определениями понятия. Самое удачное определение представлено в Философском словаре под редакцией Фролова: ценность – это специфически социальное определение объекта окружающего мира, выявляющее его положительное/отрицательное значение для человека и общества (добро/зло, прекрасное/безобразное и др.).

Общеизвестно, что журналисты не просто распространяют ценности, но и производят их. Транслируемые СМИ образы, стандарты поведения часто становятся ориентирами и моделями для подражания. Ценностное поле журналистики представлено профессиональными и личностными ценностями, разделяемыми журналистами.

К профессиональным ценностям относятся ориентиры, усвоение которых происходит во время получения профильного образования, функционирования в группе коллег, профессиональной социализации. Профессиональные ценности формируются под влиянием идеологии, с которой ассоциирует себя журналист. В зависимости от избранной идеологии журналист действует по принципу «западного журнализма» (в нейтральном ключе информирует общество о существующих проблемах и способах их решения), или же становится «социальным работником» (на первом плане – оказание помощи читателю) или «общественным защитником» (призывает к решению проблем на глобальном уровне, построению гражданского общества, формированию социальной активности). Ещё один фактор, влияющий на формирование проф. ценностей, – социальный статус журналистики.

Становление личностных ценностей связано с семейным воспитанием, образованием, социализацией. Порой внутренний голос журналиста, его убеждения и установки находят возможности отражения в профессиональной практике. Хороший пример – деятельность журналистки Светланы Сорокиной (ребят, может, продумайте свой пример, этот я взяла из книги), известной не только своей профессиональной деятельностью, но и интересом к вопросам материнства и благотворительности. Так, Сорокина выпустила книгу «Мне не всё равно», где рассказала о российских знаменитостях, занимающихся благотворительностью, и обратилась к президенту РФ с просьбой принять поправки к закону об опеке и попечительстве, увеличении детских пособий и др. Личные и профессиональные ценности Сорокиной «наложились» друг на друга, совпали в своём векторном устремлении.

Говоря о ценностном поле журналистики, мы не можем не упомянуть «продвигаемые» (навязываемые, рекламируемые) ценности. К примеру, публикации о детях, борьбе со СПИДом и наркотиками, профилактике алкоголизма демонстрируют факт привлечения СМИ для осознанного продвижения «правильных» ценностей в массовое сознание. Журналистов обвиняют в создании иллюзорных представлений, стереотипов и мифов, нагнетании негативных эмоций, которые вызывают у аудитории чувства страха, неуверенности и тревоги. Освещение острой социальной тематики в жалостливо-слезливых тонах приводит к стереотипизации, стигматизации, пессимистичности. В результате в журналистской практике распространяются антиценности – отождествление себя с властью, восприятие себя в качестве правящей группы, сужение тематического пространства, принятие роли «вершителя судеб».

Пример: журналист принимает на себя роль «борца и защитника угнетённых», за счёт этого создаёт себе определённый имидж и получает моральные бонусы (повышение самооценки, продвижение по службе) за счёт героев своих публикаций. Эта антиценность становится перегибом вовлечённости, заинтересованности, она формирует особые отношения между героем публикации и журналистом, где первый лишается права нести ответственность за свою жизнь и поступки. Журналист считает, что помогает герою, а на самом деле нарушает профессиональные и личностные рамки, лишает себя объективного взгляда и не даёт возможности герою вырабатывать собственные стратегии разрешения проблем.

Другиепримеры: ценность достоверности информации, распространённой масс-медиа, заменяется антиценностью актуальности, скорости, своевременности сообщения. Подмена достоверности «срочностью» порождается в том числе и необходимостью конкуренции со «старыми» медиа. Ещё одна ценность журналистики – важность личного свидетельства, присутствия журналиста-репортёра в точке, где происходят значимые для общества события. Личное свидетельство заменяется антиценностю «сиюминутности» – вместо собственного корреспондента, которому требуется время для попадания на место события, используются источники в соцсетях, правительственная и военная информация – лишь бы обеспечить максимально быстрое освещение.

 

 

 

Разбирая этот аспект, начнем с того, что ценность всегда биполярна. Если добро и красота – ценности, то есть ли основания отказывать в ценностном статусе злу и безобразию? Этот вопрос и является по сути центральным в дискуссии о существовании и статусе так называемых «отрицательных», или «негативных», ценностей. «Этот вопрос не просто терминологический, ибо провозглашение абсолютного добра, – обратимся к монографии Г. П. Выжлецова, – лишает такого же статуса зло, поскольку не может быть двух абсолютных начал, но тогда теряется сам смысл зла как антипода добра. Любые определения от противного, типа “антиценности”, бессодержательны, – считает философ, – хотя и распространены в литературе. Да, отрицательная значимость входит в структуру ценности, но на оценочном уровне. Ценностью становится положительная значимость, отрицающая свою противоположность в норме, цели, идеале, исторически воплощаемом в социокультурной практике. Например, “благо” как одно из первых ценностных понятий в истории человека включает в себя “добро”, отрицая тем самым “зло” как его противоположность; благо становится идеалом межчеловеческих отношений. в журналистике вопрос о соотношении добра и зла, прекрасного и безобразного отнюдь не академического свойства. В работе журналиста это повседневная проблема: как показывать катастрофы, какие сообщать подробности террористических актов, насколько много или мало и в каких образах представлять в эфире или на газетной полосе добрые, светлые начала жизни и их отрицание… Иными словами, соотносить добро и зло в журналистской реальности приходится всегда. И вряд ли можно найти однозначный ответ на вопрос, как называть полюса, отвергающие светлые стороны жизни, – антиценностями, отрицанием ценностей или как-то еще иначе. Думается, что на этот счет особые правила никто и никогда не напишет, поэтому последнее слово останется за практикой, ибо она, как и прежде, всегда будет критерием истины. И сегодня вопрос о соотношении в СМИ света и тени, как никогда, актуален, отчего не случаен пессимистический взгляд на современный медиаландшафт, на котором заметно, как «теряется ответственность за предоставленную обществу информацию, происходит подмена информации не-информацией, эрзац- информацией, господство в информационном процессе не-героя (звезды субкультуры) или даже антигероя (порождаемые информационными технологиями «звезды наоборот»); в погоне за сенсацией и прибылью – широкий показ представителей преступного мира, извращенцев на сексуальной почве. В статье Василия Гатова (Медиааналитик, научный сотрудник Центра по изучению коммуникационного лидерства и политики Университета Южной Калифорнии, журналист Форбс, Известий, Сноба) “Будущее журналистики”рассматриваются редакционные и журналистские ценности прошлого и настоящего:

Ценности - достоверность, антиценность(сейчас)- скорость, сенсационность.

Ценности - видел своими глазами, антиценность(сейчас) - взял из социальных сетей.

 

23.12.2019; 20:00
просмотров: 38