конспект лекций, вопросы к экзамену

Ценностный нигилизм в медийной среде.

   Термин «нигилизм» произошел от латинского слова «nihil», которое означает «ничто», «ничего».В СМИ всё чаще фигурирует проблема правового нигилизма.

Активный нигилизм, как правило, разделяется на следующие типы:

  1)        ситуативный моральный и правовой нигилизм, подразумевающий негативную позицию по отношению к конкретным (принятым в данном обществе) ценностям и правовым нормам;

  2)        тотальный нигилизм, предполагающий отрицание ценностей и норм вообще, в том числе и жизни, утверждающий право воли на любое целеполагание.

  В условиях интенсивной технологизации социальных практик, процессов информатизации общественной жизни и появления принципиально новых средств и форм коммуникации возрастает актуальность исследования таких социальных феноменов как кибертерроризм и киберэкстремизм, поскольку они напрямую связаны с распространением радикально-нигилистических идей и его последствиями.

.− определить роль сетевого нигилизма как фактора информационного противоборства и динамики киберпреступности в ситуации медиатизации жизнедеятельности российских социальных субъектов и расширения Интернет-пространства;

    Проблема искоренения нигилизма также должна лечь и на плечи СМИ. СМИ должны быть тем самым лекарством от болезни  нигилизма.В советской философии понимание ценностей длительное время рассматривалось исключительно с позиций классовой борьбы, когда ценным в общественной практике и сознании людей считалось исключительно то, что может быть поставлено на службу рабочему классу (Владимир Маяковский именно рабочему классу символически вручал все свои сочинения: «...до самого последнего листка / я отдаю тебе, планеты пролетарий»). Ценности прежнего мира отвергались; «под горячую руку» объявлялись ненужными его культурные достижения; популярным был лозунг «Сбросим Пушкина с корабля современности!» Воцарившийся нигилизм, правда, просуществовал краткий исторический миг, но позднее потребовал много сил и времени на исправление культурной ситуации. С усложнением процессов строительства нового общества, расширением сферы духовных запросов людей всё более ясным становилось, что философия ценностей – не случайное ответвление человеческой мысли, а закономерная дорога в освоении новых горизонтов жизни. Рассмотрение в отечественной философии вопросов аксиологии нашло свое продолжение, и здесь были свои заметные достижения.

 

Мир всеобщей коммуникации превращается в множество локальных рациональностей. Меньшинства – этнические, сексуальные, религиозные, культурные или эстетические заявляют о себе, и их нельзя подвергнуть репрессиям. Хаотичность социума усиливает экстенсивный рост разнообразия медиасферы, активное приобщение к ней ранее далеких от медиа соцгрупп. Сегодня, когда самочувствие и свободы меньшинств становятся важнее воли большинства, растет неустойчивость ценностной структуры общественного сознания. Во всем мире нарастают социокультурное неравенство и риски во всех областях жизнедеятельности.

В медийном мире перемешиваются научные и моральные откровения, политические ценности и общественные идеалы, общественно значимые и эгоистические начала. Идеологические противоречия жизни воплощаются в публичной сфере в  СМК. В информационных пространствах происходит столкновение ценностей и идеологий.

В современных обществах Востока и Запада есть те, кто «придумывает традиции» и отказывается от ценностей корневых цивилизаций,  и те, кто им противостоит – традиционалисты. Радикальный отказ от корневых ценностных систем – это ценностных нигилизм, который проявляется в медиа через подмену содержания ценностных суждений (старые ценности заменяются новыми).

Ценности не надо доказывать, их нельзя навязать силой. Но усвоение ценностей напрямую зависит от носителей и пропагандистов ценностей. Медиа формируют установки на принятие новых ценностей, но не верифицируют их адекватность.

Содержание ценностей не константно.  Жак Эллль: «Ценности больше не служат нам критерием для определения добра и зла, только политические соображения представляются преобладающей ценностью, а все прочие должны быть подчинены им».

Часто в рамках одной культуры несоизмеримость ценностей двух субкультур приводит к гражданской войне. Политическая ценность обретает собственное отрицание, становится «ценностью-отрицанием». И часто оказывается символом радикалистской группировки (терроризм).

«Публичный разум», «публичный дискурс» подразумевают ценностное согласование в социуме, которое включает в себя и ценностное противостояние, возможное и как заметное несовпадение ценностных суждений в одном смысловом поле, и как их поляризация – взаимное отрицание. Ценностная неоднородность медийных интерпретаций явлений и фактов общественной жизни очевидна любому читателю. И это не столько ценностное противостояние суждений, сколько оценочная разнонаправленность медийных текстов, даже тех, что образованы в одном смысловом пространстве – внутренняя поляризация – это свойство медийных текстов.

Ценностное воздействие со стороны массмедиа нацелено на отдельные сегменты миропонимания человека, маркируемые им как добро, зло, благо, истина, заблуждение – они исторически складываются в медиасфере как обособленные ценностно-смысловые пространства. Не затрагивая маркировки, можно заменить сущность ценности и создать «ценность-отрицание». Воспользовавшись медиавирусом, можно подменить ценностный код коммуникации.

Дуглас Рашкофф: «Через СМИ в сознание человека попадают некие послания – медиавирусы. Защитная протеиновая оболочка прикрепляет его к здоровой клетке, потом он вводит внутрь свой генетический код». Протеиновой оболочкой медиавируса может быть событие, изобретение, технология, система идей, музыкальная фраза, визуальный образ, научная теория, сексуальный скандал, стиль одежды – оболочка должна привлечь внимание. Медиавирус вводит в инфосферу скрытые в нем концепции в форме идеологического кода. Они способны радикально изменить понимание человеком основополагающих ценностей. Измененный ценностный код перестраивает его поведение.

Наука о ценностях не может не обращаться к своей антиномии – анти-гуманизм человека как саморазрушающая и культуроразрушающая деятельность, когда символ веры - это анти-вера (нет ничего святого, совесть есть фикция). Это ценностный нигилизм.

Новый феномен информационного противоборства – коммуникативные агрессии, доведенное до края ценностное неприятие идей и политически конфликтующих сторон. Это направляемые и спонтанные реакции социума на актуальные ценностные раздражители в сферах политики, культуры, религии, экономики. Коммуникативная агрессия строится на профанных представлениях большинства о сути предмета идейных разногласий и на его склонности к активному вовлечению в идейные баталии.

На политических культурных, религиозных противоречиях в обществе основана ценностная поляризация публичной сферы (два диаметрально противоположных взгляда на одну и ту же ценность как одно из проявлений плюрализма в общественной жизни).

Но поддерживаемые политической элитой ценностные доминанты считаются отвечающими сознанию большинства, другие – дивиациями. Сегодня идеологические конструкции 20 века замещаются либо архетипами национальной культуры либо ценностными новообразованиями. Спусковые механизмы коммуникативных агрессий – ценностные раздражители в сферах политики, культуры, религии. Раскол вызывают не сами ценности, а разное отношение к ним.

Пример: ИГИЛ – религия действия, дикий драйв. Идеологи исламского политического радикализма поставили здоровые начала понимания мира человеком (поиски правды и справедливости, самопожертвование во имя счастья других, активная жизненная позиция человека)  на службу политическому цинизму, перечеркивающему идеалы и ценности человечества в целом.

Должна быть гуманистически ориентированная журналистика.

Примеры: спор о принципах, нормах, мерах показа в прессе, на телеэкране, фактов жестокости, социального зла, аморализма и пр. В какой степени эти демонстрируемые журналистами факты зла, бездушия, безобразия оттеняют нечто доброе, пре- красное, тем самым призывая к добру аудиторию СМИ, а в какой степени только смакуют негативные стороны жизни, то есть расширяют поле влияния антиценностей

Проблема выражения и отстаивания автором своей политической, мировоззренческой или нравственной позиции. Все чаще в качестве ценностей журналистики утверждаются представления о толерантности и политкорректности. Насколько толерантен в своих оценках журналист? Толерантность – установка на диалог культур, разговор с «другим» - ценность. Но может стать антиценностью, когда вместо того, чтобы заставить аудиторию задуматься о проблемах, лишь сглаживает все «шероховатости», игнорирует их во имя всеобщего покоя.  

 

23.12.2019; 20:00
просмотров: 122