конспект лекций, вопросы к экзамену

Место и роль религиозных организаций в современном государстве

Сегодня все более остро становится вопрос взаимодействия религиозных организаций с государством. Общественное мнение по данному вопросу неоднозначно, и все чаще возникают острые ситуации, связанные с религиозными убеждениями граждан, которые могут быть использованы в качестве катализатора для совершения тяжких преступлений.

Государство, выполняя правоохранительную функцию, не должно допускать совершения преступлений и правонарушений на почве оскорбления религиозных чувств, начиная от мелкого хулиганства, заканчивая убийством. Необходимы меры, направленные на предупреждение криминогенных ситуаций, и для этого нужно исследовать, каковы роль и место религиозных организаций в современном государстве, и как должно строиться правовое регулирование их деятельности.

Большинство современных развитых государств провозглашаются светскими. Однако светскими не значит атеистическими. Более того, законодательство большинства государств закрепляют право каждого на свободу вероисповедания.

Таким образом, религиозные организации юридически отделены от государства, но государство регулирует отношения, связанные с их деятельностью, которые можно регулировать либо императивно, путем властного запрета каких-либо действий, либо диспозитивно, дозволяя и поощряя определенное поведение. Вопрос заключается в том, каково соотношение этих двух методов.

Специфика взаимодействия религиозных организаций и государства заключается в том, что религия — личное дело каждого гражданина, религиозный человек за идею, связанную с его убеждениями, может пойти на серьёзные действия, в том числе на преступления.

При введении мер государственного принуждения и властного взаимодействия с религиозными организациями, в абсолютном большинстве случаев государство не должно допускать вмешательство в саму религиозную деятельность, если она не представляет угрозы для общества. Однако необходимо применять жесткие меры государственного принуждения против преступных действий, направленных на религиозные организации и верующих.

Злоумышленники, ударив по религиозным чувствам, могут дестабилизировать общественные отношения, при этом используя чувства верующих как путь к созданию серьёзного резонанса в обществе.

Ярким примером преступления, которое взбудоражило общество именно из-за связи с религией, является так называемый «панк-молебен», который устроили участницы группы «Pussy Riot» в священном для каждого православного христианина месте – храме Христа Спасителя в Москве.

До акции в храме участницы группы проводили аналогичные мероприятия, которые проходили на Красной площади, в зоологическом музее и т.д. Но именно использование религиозного фактора, при совершении хулиганский действий, вызвало серьёзный общественный резонанс и волну преступлений, которые совершались из солидарности с участницами группы «Pussy Riot», например, нападение на судью по делу «Pussy Riot»[1], либо, наоборот, в знак несогласия с их хулиганскими действиями, например, избиение сторонников группы.

Более того, хулиганские действия в храме вызвали целый ряд акций протеста, как в России, так и за её пределами, которые могли перерасти в беспорядки. Ситуация так же всячески нагнеталась в политической сфере, средствах массовой информации, особенно зарубежных. Хулиганские действия «Pussy Riot» использовались в качестве мощного инструмента для критики России. При этом в критике не учитывалось что Россия — суверенное государство с самостоятельной судебной властью и системой законодательства, вмешиваться во внутренние дела которого, если нет нарушений национального законодательства и международных обязательств, недопустимо.

Многие критики, говоря о жестких действиях со стороны государства, отмечают заключение под стражу участниц группы. Однако данные действия были вынужденными, так как существовала реальная угроза того, что будет совершен самосуд, к которому призывали отдельные пользователи сети Интернет.

Видимо понимая, насколько опасны преступления, затрагивающие религиозную жизнь общества, законодателем были выдвинуты предложения о принятии закона, об уголовной ответственности за оскорбление чувств верующих. Но сложно представить, что введение уголовной ответственности поможет защитить чувства верующих.

Полагаем, введение уголовной ответственности, нанесет удар по религиозным организациям и их членам, так как в ряде случаев это выведет их из поля дискуссии о проблемах религии в обществе. Вместо мер убеждения они   будут прибегать к мерам государственного принуждения. Частью общества данные меры будут восприняты как введение цензуры и сращивание религиозных организаций с государством, что недопустимо, «последствия сращивания государства и религиозной организации, как показывает история, станут одинаково разрушительными и для государства, и для религии».

Более того, малопонятен объект уголовно-правовой охраны при защите чувств верующих, сами понятия религиозность и религиозные чувства могут толковаться по-разному и иметь различное содержание для каждого человека.

Не понимая  объекта уголовно-правовой охраны, сложно представить, как на него можно совершить преступное посягательство, таким образом, непонятна объективная сторона преступления. Возникают вопросы и при характеристике субъективной стороны деяния, действительно ли лицо имело умысел на оскорбление религиозных чувств или это, например, способ самовыражения, как утверждали устроители выставки  «Осторожно, религия!».

Таким образом, правоприменителю будет трудно проводить квалификацию тех или иных деяний, подпадающих под состав преступления, предусматривающий оскорбление чувств верующих, это приведет к множеству непозволительных ошибок, дестабилизации общественных отношений.

Считаем, что государство не должно делать религиозные чувства верующих объектом уголовно-правовой охраны. Религиозные чувства это не просто оценочное и дискуссионное, но еще и очень личное понятие для каждого человека. Государство, даже исходя из благих целей, не должно вмешиваться столь глубоко в религиозную жизнь общества.

Думается, необходимо провести законодательную работу над уже существующими в административном и уголовном законодательстве составами преступлений и правонарушений, устанавливающими ответственность за хулиганство, предусмотрев в качестве квалифицирующих признаков, совершения хулиганских действий в храмовых сооружениях, местах имеющих религиозное значение, во время религиозных обрядов, и т.д. Таким образом, выделив квалифицированные составы, используя характеристику объективной стороны деяния не изменяя объект правовой охраны -  общественный порядок.

Отрадно видеть, что законодатель вместо создания новой статьи в Уголовном Кодексе предложил изменения в 148-ю статью. «В предложенной к ней поправке речь идет уже не о «чувствах», а о «действиях». Именно за «публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих» предусматривается наказание — от немалого штрафа, принудительных работ до лишения свободы».

Генезис права и религии со всей очевидностью обнаруживает у них проявление своеобразного «инстинкта самосохранения», выраженного в необходимости предупреждения преступности, для обеспечения стабильности существующей системы.

Таким образом, существует система норм права, устанавливающая правила поведения и система нравственных установок, которая воспитывает в обществе правоисполнительное[8] поведение, когда потребности личности, совпадают с моральными и правовыми нормами, существующими в обществе.

Государство, в условиях слабости гражданского общества, вынуждено действовать усилением «карающих санкций». Нравственное воспитание, в котором религия всегда выполняла заметную роль, поможет постепенно отказываться от таких мер[9].

Необходимо воспитание в обществе религиозной культуры различными способами, и здесь важное место занимает курс «Основы духовно-нравственной культуры народов России», читаемый сегодня в школах. Видится, схожий курс возможно ввести и в ВУЗах. Однако стоит отметить, что от методики преподавания во многом может зависеть и отношение учащихся к религии.

На основании вышеизложенного, полагаем, что при регулировании отношений, возникающих с религиозными организациями, необходимо применять диспозитивный метод регулирования, поощряя и помогая их важным общественным инициативам, но при этом должно существовать жёсткое императивное начало, использование которого должно быть взвешенным и просчитанным.

Само место религиозных организаций в современном государстве нам представляется в качестве важнейшего института гражданского общества, который, с одной стороны, может совместно с государством бороться с проблемами, которые существуют в обществе, а с другой стороны, представляет собой некий «проводник морали», формирующий правоисполнительное поведение в обществе.

07.09.2014; 15:37
просмотров: 2290